runata (runata) wrote,
runata
runata

Первый

Когда Света представляла себе, каким будет её первый в жизни поцелуй, перед глазами вставала очень красочная и очень романтичная картинка. Чтобы всё прям как в кино, - мечтала Света. Чтобы он такой красивый, ну или хотя бы симпатичный, чтобы взгляд горел, руки дрожали, а колени подгибались. И ещё чтоб весна, закат, лёгкий ветерок, запах цветущих вишен... зависть подруг... И вот с такой красивой мечтой дожила Света почти до семнадцати лет безо всяких там поцелуев. Уже и первый курс университета подходил к середине, а первого раза всё не вырисовывалось на горизонте. А те, что хоть немного вырисовывались, были не достаточно красивы, или не достаточно романтичны... Так что отметались в зачатке. В тот год и весна, и лето, и даже осень прошли впустую. Началась зима. И тут вдруг случилось у Светы странное знакомство с компанией ветеранов-афганцев, которые лечились в реабилитационном центре вместе с разными иностранными инвалидами. Светины друзья катали инвалидов на колясочках по Москве и всячески развлекали. Было интересно и весело. И никогда, ни на одну секунду, не чувствовалось между этими людьми жалости – ни в голосе, ни во взглядах, ни в действиях. Нормальная такая дружба. И даже любовь. Между инвалидом-испанцем Романо и его медсестрой Настей. Говорили, что как только курс лечения у Романо кончится, он вернётся в свою Испанию вместе с Настей. Счастливая такая история складывалась. Прям как в кино.

В один из морозно-прозрачных зимних вечеров вся компания собралась на квартире у Сашки – самого старшего из афганцев. В облезлую комнатушку хрущёвки набилась целая толпа. По дороге догадались завернуть в мак и теперь задорно жевали гамбургеры под какие-то аутентичные испанские ритмы. Телевизора в Сашкиных апартаментах не было, зато были десятилетней примерно давности фото-обои с цветущим вишнёвым садом во всю стену, два облезлых дивана и балкон. Шутили, пели хором, дурачились – всё как обычно. Время летело быстро, вечер давно превратился в очень поздний вечер, и друзья решили, наконец, расходиться. Открыли дверь на лестничную площадку и начали по очереди выкатывать коляски. Последними в квартире остались Романо, куривший на балконе, и Света, придерживающая балконную створку, чтобы та не захлопнулась с грохотом от сквозняка. Докурив, испанец одним щелчком отправил окурок за перила, но двигать коляску к выходу не стал, а зачем-то позвал Свету выйти к нему на балкон. Застрял что ли, - подумала она и шагнула за порожек. В этот момент Романо как-то странно дёрнулся, колесо мягко ткнуло Свету под колени, от чего они немедленно подогнулись. Света неуклюже упала на Романо, страшно испугавшись, что сделала ему больно. Но через секунду она уже не думала об этом. Романо мягко, но уверенно повернул горячей ладонью её лицо к себе и поцеловал.

Не то, совсем не то, бррр – только и успело пронестись в голове у Светы. Она вскочила, рванула балконную дверь на себя... и чуть не врезалась в стоявшую на пороге Настю. Та, конечно же, всё видела. Сука! – прошипела медсестра и влепила Свете пощёчину со всей дури.

Летя сломя голову по лестничному пролёту подъезда, держась рукой за горящую щёку, Света повторяла и повторяла про себя только одну фразу: как в кино, блин.... как в кино...

А со своими друзьями-инвалидами она с того самого вечера больше ни разу не виделась. Потому что теперь жалко было. Романо и Настю.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments