runata (runata) wrote,
runata
runata

врёшь, не возьмёшь

- А можно ещё по пятьдесят Джек Дэниэлс?
- К сожалению, нет. Кончился.
- Это что же, мы выпили последний виски в этом кафе? А другой есть?
- Есть. Балантайнс.
- Ну давайте...

через 20 минут

- А можно ещё по 50 Балантайнс?
- Нет. Закончился.
- Да что ж такое... И этот закончился. А что есть?
- Джеймисон.
- По пятьдесят!

через 20 минут

- А Джеймисон ещё не закончился?
- Нет.
- О, дело пошло на лад...

как просто, как удивительно просто вдруг взять и почувствовать, что в тебе ещё до хрена жизни
что тепло идёт к теплу, а ты ни в чём - ни в чём не виновата: ничего не жалела, ничего не прятала, ничего не боялась
ты узнала именно то, что хотела узнать, а цена... тому, кто её установил, виднее, почему она именно такая
и вот ты сидишь в ночной электричке, только что совершив маленькое чудо, смотришь в окно, пытаясь разглядеть улицу, а видишь вместо неё себя и понимаешь - глаза светятся, они всё ещё светятся, значит...

- А ты знаешь, что с Тамарой Петровной-то там было? Она решила покататься на слоне. Только слон попался молодой, резвый, и настроение у него было хорошее... Вобщем, он решил искупаться в озере. Точнее, в луже. А Тамара Петровна уже на нём сидела и слезть не могла. Пришлось ей вместе с ним купаться. Так он ещё стал набирать воду мутную, ну вот прямо жижу из лужи, и поливать себя. Вместе с Тамарой Петровной. Вот где ужас-то, правда? Ну что, тебе стало легче?

Девушка на соседнем сиденьи, говорящая всё это в телефонную трубку, выжидательно замолчала. Того, кто был на другом конце, история с Тамарой Петровной, видимо, чудесным образом примирила с действительностью. Девушка заулыбалась, попрощалась и убрала телефон.
И на меня почему-то тоже подействовало.
Как последняя капля, но только уже не горькая.
Совсем-совсем не горькая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments