runata (runata) wrote,
runata
runata

characters set up

Он. Он смотрит так, как будто идёт по минному полю. Взгляды, как шаги: то мягкие, трогающие осторожно волнистую зыбь, которая неизвестно что скрывает у своих таких глубоких корней; то резкие, как прыжок в сторону от чего-то ржаво-железного, вдруг проглядывающего из пушистого зелёненького мха. У него достаточно шрамов, порезов и просто царапин на оболочке, чтобы считаться мастером ближнего боя. Но он пишет только о том, как проигрывал свои битвы.

Она. Она вовсе не минное поле. Она просто поле. На котором каждую весну поджигают траву. Никогда не знаешь заранее, от чего загорится. От сигареты совершенно случайного прохожего, от спички всезнающего агронома или просто от того, что погода и солнце. Каждый раз разливающаяся во все стороны чернота создаёт впечатление, что зеленеть здесь уже точно ничего не будет. А потом идут дожди, идут, пока не проходят… Но она старается никогда не писать об этом.

Он. Он говорит так, как будто есть какие-то особые частоты, или волны, или что-то там ещё из области банальной физики – попадающие прицельно в солнечное сплетение. От такого неожиданного теплового удара оно практически расплетается, плавится в самой середине, как цветные провода от короткого замыкания. И нужно срочно хвататься за что-то устойчивое - фонарь, обед, любимую книгу - чтобы не стечь дорожками расплавленного олова на пол. У него внутри генератор тепла убийственной силы. Но он пишет только о холоде.

Она. Она адепт высшей техники безопасности. Она строит стены толщиной в метр за несколько секунд, она практически не снимает огнеупорную мантию жизни и уже чуть ли не спит в ней. Она знает всё о колючей проволоке и ежах, потому что постоянно на них натыкается. Однако все эти фортификационные сооружения цвета синего тумана вовсе не защищают её от окружающих. Они защищают окружающих от неё. Но она старается никогда не писать об этом.

Он. У него внутри – рой золотых пчёл. У каждой на крыле по истории. Слева смешная история, справа грустная. Когда пчёлы летят, быстро-быстро взмахивая крыльями, истории перемешиваются, так что не поймёшь, где кончается смешная и начинается грустная. Наблюдать за этим цветным вихрем - словно смешивать молоко и мёд. Хотя он пишет только про горечь и пепел.

Она. Она прячет все свои истории на самую верхнюю полку шкафа, заполненного платьями. Эти платья она никогда не надевала, а истории – никому не показывала. Ей кажется, что они слишком откровенны. Или слишком старомодны. И чем пришивать подол к платьям и накладывать слои иносказаний на истории, лучше уж вообще убрать всё это подальше и доставать в редкие моменты полного одиночества, сдувать пылинки, пришивать оторвавшийся бисер, поправлять покосившиеся буквы - и убирать обратно.

Они такие, какие есть. И, похоже, совершенно не представляют себе, как быть дальше.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments