runata (runata) wrote,
runata
runata

БАР "ГЛУХАЯ ТРЯСОГУЗКА"

Это будет длинная вещь. И я ещё сама не знаю, чем она кончится. Потому что дописывать буду по ходу.
А пока
ЧАСТЬ 1.


БАР «ГЛУХАЯ ТРЯСОГУЗКА»

Часть 1. Назовём всех своими именами.

Если комната не пропахла дымом хотя бы двадцати марок сигарет и солодом из хотя бы двадцати разных районов, это всего лишь комната, где курят и пьют люди. Но не бар. Если в комнате не произошло ни одного судьбоносного выяснения отношений, расставания или воссоединения, это всего лишь комната, где сидят и разговаривают люди, но не бар. Если в комнате игра музыканта ни разу никого не тронула до слёз, это всего лишь комната, где стучали по клавишам или дёргали за струны, но не бар.
«Глухой трясогузке» не повезло только с последним. Музыканты, игравшие там, не могли заставить посетителей не то, что плакать, но хотя бы дослушать произведение до конца. Они постоянно проигрывали то бокалу виски, то важному разговору, то смазливой Официантке Без Блокнота. Так что «Трясогузка» всё ещё оставалась комнатой, очень похожей на бар. Все это чувствовали и гоняли чувство вины по кругу: посетители считали, что им некого слушать, музыканты считали, что им не для кого играть. Так бы оно и продолжалось, наверное, пока это место не осточертело бы окончательно и музыкантам, и посетителям, если бы однажды в этом баре не появилась Девушка.
Сначала это была просто Девушка. Как и когда она пришла, не заметил никто. Просто когда дым рассеялся, разговоры стали чуть тише, а мысли чуть развязнее, она уже сидела за столиком справа от сцены. Как будто так всегда и было. И все сделали вид, что действительно - так оно и было. Просто раньше они её не замечали. Так же как и не сразу заметили, что это - Девушка Шери Бренди. Хотя шэри бренди она не заказывала никогда.
Девушка Шери Бренди пришла в "Глухую трясогузку", чтобы слушать. Не то чтобы она была прирождённым слушателем... Просто жизнь её сложилась так, что она быстрее других прошла по обязательному маршруту "говорить о себе"-"говорить о других"-"слушать, что говорят другие". Проходить по нему приходится так или иначе каждому, но до конечного пункта добираются не все, либо добираются уже ко времени глубокой старости. А многие так и застревают в пункте первом. Удивительное дело - после того, как в баре появился кто-то, кто искренне желал слушать, вдруг оказалось, что многим было, что рассказать. Даже тем, кто был уверен, что уж о них-то рассказано абсолютно всё, и нечего добавить. А может, посетителей вдруг потянуло на откровенность потому, что в "Трясогузке" заиграли, наконец, стоящие музыканты. Заиграли так, что даже Барменша с Перезрелым Чувством Долга не наливала "ещё по одной", пока звучала музыка.
Их было двое: Пианист с Богатым Прошлым и Пианист с Большим Будущим. Когда играл первый, хотелось вспоминать. Когда играл второй, хотелось мечтать. Никто не мог сказать, что кто-то один ему нравился больше. Выбирать между ними было невозможно. Как невозможно выбирать между мечтами и воспоминаниями. Хотя от одного человека в баре такого выбора ждали - от Девушки Шери Бренди. Не могла же она полюбить сразу двоих. Но ждать начали, конечно, не сразу. Ведь прежде чем начать следить за развитием её истории, другим надо было выговориться на предмет своих собственных...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments