July 29th, 2011

balt

(no subject)

- Слушай, я только что вспомнила!
- Что?
- Я перед отъездом дома хлеб в шкафу оставила! Представляешь, что там из него в такую жару получилось?
- Наверное, что-то уже самозародилось.
- Не только самозародилось, но уже и разговаривать научилось. Аж страшно домой возвращаться.
- Ага, открываешь ты такая дверь, а на пороге оно - "Мама, какого хрена так долго?"
stock3

залакировала Снобом и сижу довольная

причудлив получился набор книг, взятых мной на берег моря
так как подбирались они по принципу "как можно тоньше и как можно легче" - чтобы чемодан не сильно нагружали
и не говорите мне про электронную книгу, она была занята ребёнком
в результате в голове смешались куски из "Истории и шедевров Ватикана", "Здравствуйте, я пришёл с вами попрощаться" Воденникова, книги мудрости растафари "Кебра Нагаст", "Ночных рассказов" Хёга и "Возвращайтесь, доктор Калигари" Бартелми.
Выглядело это примерно вот так:

"Интерес к анатомии постепенно преобразовался в любовь к человеческому телу, его гармонии, красоте и жизненной силе; это побуждало художников, вплоть до прихода эллинской эпохи, избегать по возможности проявлений слабости человека - таких, как болезнь или старость."

"Ну вот и умер, - скажи - ещё один человек, любивший меня.
- Осталось нас, значит, трое. -
Но выйдешь из дома за хлебом, а там - длинноногие дети,
и что им за дело до нас - с нашей ушедшей любовью?
И вдруг догадаешься ты, что жизнь вообще не про это.

Не про то, что кто-то умер, а кто-то нет,
не о том, что кто-то жив, а кто-то скудеет,
а про то, что всех заливает небесный свет,
никого особенно не жалеет."

"Легче, брат", - сказал он и вышел.

"Мы, азиаты, - сказал Руми, - тоскуем по Раю, осознаём, что не можем достичь его, и громко рыдаем. Потом мы смеёмся. Вы, европейцы, тоскуете как мы, и рыдаете как мы. Но потом вы начинаете ныть, так как надеетесь, что вдруг всё-таки сможете разжалобить своего Бога, и он положит конец всем земным страданиям."

"- Послушай, - сказал он. - Поднимайся. Пойдём в виноградник. Я выкачу туда пианино. Ты отскоблила слишком много краски.
- Ты ни за что не дотронешься до пианино, - сказала она. - Пройди хоть миллион лет.
- Ты действительно думаешь, что я его боюсь?
- Пройди хоть миллион лет, - повторила она. - Ты туфта.
- Ну хорошо, - прошептал Брайан. - Ну хорошо.
Он широкими шагами приблизился к пианино и хорошенько ухватился за чёрную полировку. Он волок инструмент по комнате, и, после лёгкого колебания, пианино нанесло смертельный удар."
suzdal

и поэтому я люблю море

Наверное, дело в том, что я не люблю застывших конструкций.
Не в смысле построек, а в смысле жизни.
Я и работу-то выбрала такую, которая меняется каждый день.
Мне не бывает долго хорошо на одном месте. Но отправляясь куда-то из дома, я точно знаю, что буду счастлива переменой мест лишь несколько дней, а потом мне захочется домой. Дома же мне захочется чего-то ещё. И это «что-то ещё», чего мне хочется и «здесь» и «там» - это так называемое «третье место». Некая точка, где соединяется много планов сразу – «здесь», «там», «везде». Да, вот правильное слово. Находясь в «третьем месте», ты как бы находишься сразу везде. Открывается ли какой-то другой уровень реальности в это время или сливаются в одно осуществлённое мгновение все твои ожидания и надежды… Нельзя сказать точно. Но в этот момент ты чувствуешь, что ты «на месте» и тебе на нём очень хорошо, тебе на нём правильно.
Бывает, что ты так чувствуешь себя и дома – когда только что сделала кучу дел, присела и «увидела, что это хорошо». Или с тем, кого любишь. На то недолгое время, что вы вместе и не думаете ни о прошлом, ни о будущем. Не думать об этом на самом деле практически невозможно. Только в пиковые моменты нежности. И в эти моменты ты там – в третьем месте. Нет границ, нет застывшего определения того, что происходит. Происходит всё сразу и везде.
И весь твой непокой, все твои найденные на жопу приключения и поиск новых – это всего лишь стремление в то самое «третье место», куда ты, возможно, и попадёшь окончательно после жизни. Остаётся надеяться, что оно не окажется какой-нибудь «застывшей конструкцией» с воротами и непрерывным пением. А то бог знает, куда тебя потянет оттуда.