November 7th, 2008

suzdal

хелло, вин

- ...ну и потом я такой качающейся походкой подхожу к ней и говорю: "Значит так. У тебя есть два варианта: либо ты забываешь навсегда, что я тебе сейчас говорю, и идёшь веселиться с этими всеми малолетками, либо даёшь мне телефон, и у тебя начинается совершенно новая жизнь."
- Это слишком серьёзный выбор для девушки, тебе не кажется? Особенно новая жизнь.
- Да, я понимаю. Но этот текст у меня раньше прокатывал. Это же как предложить красную и синюю таблетку.
- И что она выбрала?
- Веселиться с малолетками.
- Как неожиданно.
- Но я думаю, дело было в том, что я произносил всё это, будучи одетым в карнавальный костюм.
- Оооо... А что за костюм?
- Ну... Белая рубаха, белые брюки и красная точка на лбу.
- Индус что ли?
- Вот все так и думали! А это был костюм убитого! Я был убит.
kalian

(no subject)

там красиво
если ещё помнить, что всё это "там" - здесь, так вообще

некоторые слова завораживают не хуже картинок
радиолярии
фибробласт с ламеллиподией
гиппокампус трансгенной мыши
http://www.lookatme.ru/flow/20-chudes-mikromira
kalian

смутное

Хорошо, давай договоримся так –
останусь здесь, пока ветер не переменится.
Но тогда уж за ветер не будем считать сквозняк
или в макушку дыхание, от которого волосы мягко шевелятся,
а сердце наоборот – замирает в прыжке,
в неестесственной, но выразительной позе.
И на красном боку – засечки, как звёздочки на флажке.
Но об этом, конечно, лучше было бы в прозе.
Да, проще в прозе.
Мне бы только вспомнить, как в гостинницах трубы за стенкой шумят,
и ещё раз запах вот этот вдохнуть бы.
Но у времени уже на зубах скрипят
наши лакомые и ломкие судьбы.
И похоже, простое мне совсем объяснять не дано:
даже то, почему обед до сих пор не подан,
даже то, почему при взгляде на буквы н.о.
я вспоминаю Лондон.
Воля нам лишь приснилась, покой показался,
до конца надёжного ничего в этом мире нет.
Вот и Мэрлин Мэнсон недавно признался
в том, что любит розовый цвет.
Жизнь для нас почему-то сложна, но понятна ежу.
Может, в самом начале что-то важное проглядели…

И ты знаешь - я, наверное, так и не расскажу,
как всё было на самом деле.