runata (runata) wrote,
runata
runata

весна всегда начинается зимой

на съёмках всегда так - столько всего происходит, столько хохочешь, столько подмечаешь маленьких чудных моментиков, а потом не помнишь ни-че-го
ну не записывать же сидеть:
- М. сказала, что у неё уже даже ребёнок в животе смеётся от наших рассказов...
- актёр на десятый дубль не выдержал и с улыбкой подал реплику актрисе перед камерой: Дорогая, ну удивись ты уже, наконец, этому космическому печенью, и кто его только делает - мы все хотим домой...
- режиссёр на какое-то предложение возмутился - нет, ну это чушь, это какое-то "багровое суфле в ворота бани"
и много всего другого гораздо смешнее этого, но ведь помнишь из всего только ощущение "прямо всё, как я люблю"

на сегодняшний же день помимо приятных воспоминаний мы имеем запрет врача выходить из дома и лёгкий болезненный бред
так что вылеченный ребёнок отправляется в школу, а я наоборот - домой, смотреть в окно и чувствовать большой диссонанс с погодой: там какая-то ледяная мгла, а в тебе батарея
и на этой батарее как будто тесто для пирогов, зреет, зреет, растёт, скоро крышку сорвёт
как-то так:

Андрей Родионов

Теперь, когда нежность над городом так ощутима,
когда доброта еле слышно вам в ухо поёт,
теперь, когда взрыв этой нежности как хиросима,
мой город доверчиво впитывает её.

Как нежен асфальт, как салфетка, как трогает сердце
нежнейший панельный пастельный холодненький дом,
чуть-чуть он теплее, чем дом предыдущий, тот серый,
а этот чуть розовый, нежность за каждым окном.

В чуть стоптанных туфлях приходит прекрасная нежность
и мягко, почти не касаясь твоей головы,
погладит тебя и тебя дозировкою снежной,
мы нежной такою и доброй не знали Москвы.

Вот тихо меж нами летают добрейшие птицы,
как мёртвые мягкие руки нам машут они,
всё-всё нам прощают, и, высшая нежность столицы,
нам ласково светят неяркие эти огни.

И вдруг это слово неясное — «дегенераты».
Услышишь его и подумаешь нежно: «Что-что?»
Какие-то гады нам в городе этом не рады,
да как можно нас не любить и, простите, за что?

Наверное, тот автомат, что считает поездки,
ноль видит на карточке мятой — наверно, не рад
тот тихий мужчина, чьи пальцы блестят от нарезки,
чей мутен от выпитой водки затравленный взгляд.

О, вся эта злоба от водки, от выпитой водки!
От водки и пьяных и жадных до денег девиц!
О, это шипение нежности в этих нечётких
во тьме силуэтах отрубленных рук или птиц.

Мы нежности этой ночной и московской солдаты,
мы дышим восторженным дымом и мятным огнём.
Ещё иногда называет нас «дегенераты»
печальный прохожий, мы с нежностью помним о нём.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments